Клановость во власти тормозит развитие государства

Информационная статья: "Клановость во власти тормозит развитие государства" от профессионалов для людей. На все вопросы вам ответит дежурный юрист.

Антиклановая стратегия

В каждой общественно-политической системе есть свои положительные и отрицательные стороны. У традиционного кавказского общества на равне с такими положительными качествами как сплоченность семей и взаимопомощь есть проблема клановости, которая существенно снижает качество жизни кавказского общества и создает угрозу безопасности государства. Государство должно последовательно работать над снижением угроз со стороны кланов, и особенно в Дагестане.

Позиция кланов.

Дагестанские кланы это не итальянская мафия, в них нет такой иерархии и «10 принципов», в них больше кровно-семейных интересов, чем корпоративного духа. Образовывались они стихийно, в трудные 90-е годы, кто на пустом месте без связей во власти, кто уже используя оставленные в наследство номенклатурные связи. Одни вышли из спорта, другие из определенного вида деятельности. Например, жители с.Алмак Казбековского района в отличие от своих соседей с удовольствием шли служить в милицию.

За 20 лет кланы успели раскидать своих представителей во все ключевые органы власти: охранительные, законодательные, исполнительные органы, суды, муниципалитеты. Но нельзя сказать, что какой-то клан «держит всех». Есть крупные, такие как клан Гамидовых, клан Амирова, клан Умаханов (Буртунай), но есть и поменьше

Полная люстрация кланов практически не возможна, но что-то с ними делать надо. Нельзя сказать, что кланы это не понимают, но куда и на каких условиях они должны уйти из власти, пока не понятно. Поэтому они спокойно также существуют, циркулируя за счет власти и передавая по наследству свои места членам клана. А государство им пока не мешает.

Надо также признать, что длительное время государство, не имея возможности обеспечить выполнения задач своими ресурсами фактически предоставила кланам власть под некоторые условия. И лишь после того, как кланы стали представлять угрозу самому государству, власти решили зачистить их.

Первая угроза.

За дагестанские кланы взялись в связи с зачисткой республики от терроризма и экстремизма. В 2011-12 гг собирались данные о сфере деятельности кланов и связи с бандподпольем. Затем была дана установка на Совете безопасности РФ заняться коррупцией на Северном Кавказе. На заседаниях республиканского АТК все чаще стали звучать фамилии чиновников связанных с НВФ, а представители дагестанских кланов, возглавлявшие районы и города стали фигурировать в уголовных делах и сводках о задержании. К некоторым применялись такие меры, как окружение особняков и «жесткие» обыски.

Но системной работы с дагестанскими кланами так и не выработали. Весной 2012 года полпредство СКФО начинало прорабатывать политику вытеснения «сторожил» из региональной политики и увеличение молодежи. Установка была серьезная, так как о своей антиклановой позиции заявил даже тогдашний мэр Махачкалы Амиров, посвятив этому специальное интервью в «Вестнике Кавказа».

В январе 2013 года и.о. президента Дагестана Рамазан Абдулатипов тоже сообщил о том, что стоит задача «омоложения» кадров во власти, но потом свернул эту деятельность оправдываясь тем, что набрать не из кого. Критики Рамазана Абдулатипова утверждают, что он не выполнил обещание и не очистил власть от прежней криминальной прослойки и кланов.

В 2015 году в 580 муниципалитетах пройдут выборы, это значит, что у власти появилась еще одна возможность решить вопрос ограничения присутствия кланов в муниципальном и государственном управлении.

Принципы

Если представить, что у федерального центра действительно есть серьезные намерения решить проблему угрозы дагестанских кланов, то как надо действовать?

Во-первых, нужно создать обновляемый информационный банк данных о кланах и их ресурсах во власти. Во-вторых, следует признать, что с кланами сама региональная власть не справится, т.к. состоит из представителей кланов. Во-третьих, всюду сразу покончить с присутствием кланов, которые 20 лет вживались в государственную и муниципальную систему в Дагестане не возможно. Необходимо установить «зоны безопасности». В-четвертых, принципы ограничения кланов в органах власти должны быть открытыми и ясными, чтобы кланы успели уйти, а те кто вне кланов и желают занять место в органах власти, смогли бы принять для себя вовремя решение. В-пятых, кланы надо разоружать.

Координатором антиклановой стратегии должно быть полпредство СКФО, т.к. оно выполняет роль политического стабилизатора ситуации. В его руках допуск к кадровым комиссиям в Администрации Президента РФ и связь с федеральными политическими партиями через Управление по внутренней политики. Полпредство способно наладить сбор данных о северо-кавказских кланах.

Полпредство должно объявить об антиклановых мерах, чтобы политические силы ориентировались на обстановку и вынуждены были не прибегать к бесполезной трате ресурсов на охрану постов во власти и не вынуждали государственные политические органы принимать более жесткие решения к непонятливым.

Создание зон безопасности от кланов, это не строительство итальянских закрытых городков для судей и полиции. Это защита от представителей кланов стратегического и руководящего уровня власти. От представителей кланов должны быть очищены: руководство управлений, включая замов в Администрации Президента и Правительства РД, руководители министерств и ведомств и их замы в Правительстве РД, руководство Народного Собрания, включая замов, а также руководители комитетов; судьи судов общей юрисдикции и арбитражного суда; руководство МВД, включая замов и начальников управлений, районных и городских отделов полиции.

Муниципальный уровень

Для населения присутствие руководителя клана в руководстве муниципалитета имеет свои плюсы: жители муниципалитетов еще не граждане и считают что за них все должна решать сильная власть; глава клана в муниципалитете стремится решать не по закону, а по понятиям, поэтому может помочь в решении вопросов с охранительными органами; стремясь заработать за счет бюджета он работает над тем чтобы привлечь хоть какие -то деньги в район. Тогда как честный чиновник в действующей системе делает все, чтобы избежать рисков из-за наличия в его руках больших материальных ресурсов и денег. Это не оправдание существования кланов в руководстве муниципалитетов, потому что рано или поздно, они начинают воровать все, ничего не оставляя жителям муниципалитета, и создают систему поборов за счет жителей, а не бюджета. Мало кто поверит в клятву «обязуюсь воровать только с бюджета, не облагая поборами население»

Следует принять во внимание, что у лиц занимающих муниципальную службу в России всегда есть страх, что рано или поздно прокуратура или иной орган, в целях выполнения плана, штрафует их лично на суммы, которые больше официальной зарплаты. Поэтому на такие должности должны попадать те, кто намеревается воровать за счет бюджета либо имеющий достаток позволяющий им заниматься службой. Кроме того у контролирующих органов и криминальных верхушки, собирающие долю с бюджетов нет заинтересованности в руководителях не ворующих с бюджета, т.к. это снижает их личный теневой бюджет.

С местными дагестанскими кланами может конкурировать бизнес, имеющий материальную базу достаточную чтобы не воровать с бюджета и платить штрафы контролирующим органам. Если бизнесмены готовы прийти на муниципальную службу, то им надо в этом помочь и, естественно, объявить об этом приоритете заранее. Это не значит, что у бизнеса честнее руки чем у кланов, но в данной ситуации у бизнеса больше плюсов чем у местных кланов.

[3]

На муниципальном уровне представители кланов не должны занимать руководящие должности в представительных и исполнительных органах власти. С помощью инструментов вертикали власти и политических партий можно потребовать обновления списка муниципальных депутатов на выборах в 2015 году не менее 50%. Необходимо открыть информацию о политических процессах с указанием вакансий и процедур, для чего подключить компанию в СМИ. Уже сейчас должно быть ясно сколько и где будут избираться депутатов и какие политические партии кого выставляют на выборы, особенно в Махачкале.

Читайте так же:  Водитель уехал с места дтп что делать

Разоружение кланов

Любому мало-мальски разбирающемуся в госуправления наблюдателю, приезжающему в Дагестан достаточно показать охрану некоторых дагестанских чиновников чтобы он понял с чем он имеет дело. Непрофессионалы, агрессивного вида «физики» с автоматическим оружием на дорогих «брониках» обходятся дороже чем зарплата чиновников. И предназначены для грубых силовых разборок и физического запугивания. Содержание такой армии еще больше стимулирует к воровству бюджета и поборов с нижестоящих звеньев. При виде такой картины инвесторы понимают, что бизнес-план не содержит расходы на охрану для разговора на равных с чиновниками из местных кланов.


Ранее наличие охранников кланы оправдывали необходимостью борьбы с НВФ. В условиях практического разгрома НВФ, существование при чиновниках «маленьких армий» не только не оправдано, но еще и угрожает государственным и общественным интересам. С таким чиновником трудно говорить как со слугой общества или подчиненным.

У кланов необходимо отобрать инструмент силового разрешения конфликтов и выбивания с нижестоящих дани. Для этого провести более тщательную ревизию охраны чиновников. Недавно прокуратурой Дагестана была проведена проверка «ЧОПов» в результате которой выявлено незаконное оформление оружие на чиновников и депутатов Народного Собрания. Также необходимо разобраться с социальными циклами спортивных залов: кто спонсор, по какой программе работают, и кто из них получается. Эту проверку организовали 2 года на чтобы определить причину пополнения рядов НВФ из спортсменов. Но до конца работу не довели.

Если в 2015 году власти не смогут воспользоваться муниципальными выборами и не проведут антиклановые меры, то ближайшие планы по безопасности и социально-экономическому развитию Дагестана можно выкидывать. В поле с сорняками и паразитами высоких урожаев не бывает.

комментарии

расул ты в принципе все правильно говоришь, но вся проблема что есть много но и запятых. прям перед выборами в парламент или райсобрания и в москве и в пятегорске забывают про кланы.
почти весь парламент это члены кланов. то есть члены лояльных кланов.
если сегодня не начать борьбу с этим явлением ничего не изменится.
москва сама не смотрит кто в партийных списках ядра.
туда все ворье рвется потому что это сто процентный билет на мягкие кресла.
насчет минестерств и муниципалитетов пусть москва посмотрит кто на ком женат и родители и дети?. у нас есть поговорка деньги к деньгам.
так и усиливаются во влиянии. там все методы хороши.
к главе обязательно кто то подойдет за опального родственника и тот кто близок к главе скажет ему, это моего сына тесть или двоюродной сестры муж или же мой бажа.
расул это серьезная проблема и только чудо с жесткими и карательными методами может изменить все, по другому все бесполезно.
народ дагестана ждет этого чуда 22 года и если не произойдет чудо в этом неегком деле дагестан будет еще долго лихорадить.
трех милиооный дагестан готов к переменам, дело за решительными методами федерального центра

Муслим , есть кланы травоядные, есть плотоядные (хищные). именно хищных в первую очередь надо убирать подальше от власти, как бы высоко они не забирались во власти.
Не понятно вообще, — вот убрали главу клана «Джанго», а клан все там же и при тех же награбленных у народа деньгах. То же по каспийскому клану, по клану «Умахано»в Хасюре,по правительственным кланам Гамидо, Большевика , Шахобаса, сосущимтбюджет не один десяток лет. все они кланы хищные, по которым тюрьма устала рыдать. но глумление над здравым смыслом продолжается, подрывая доверие власти в обществе. И с чего аргонавты недовольны, что их везде критикуют, если все кланы на местах.

Дагестан ждал чуда 20 лет и дождался. Как бы не старались преподнести нынешнюю обстановку в Дагестане, ситуация по факту изменилась в лучшую сторону в отношении клановости. Был где-то подсчет по нац.квотированию. Количество аварцев сейчас уменьшилось в правительстве.

Марьям, не в количестве аварцев дело, а в кланах, которые и ныне там.

Информационное агентство «Рассвет»

Согласно исследованию ВЦИОМ, большинство россиян высказываются отрицательно по отношению к клановости и семейственности в рядах российских чиновников. По мнению экспертов, «кумовство» во власти сродни коррупции — уже давно служит большим тормозом в развитии здорового государства. К сожалению, сегодня это становится совсем не доброй традицией.

О злободневности темы семейственности в рядах чиновников недавно напомнил депутат-рабочий Валерий Трапезников с трибуны съезда партии «Единая Россия», подчеркнув, что именно это провоцирует коррупцию.

[2]

За примерами далеко ходить не надо. Взять хотя бы вице-спикера Госдумы Владимира Жириновского и его сына Игоря Лебедева, возглавляющего фракцию ЛДПР в той же Думе. Также — супруги Оксана Дмитриева и Иван Грачев из «Справедливой России». А брат Грачева — Дмитрий — возглавляет партию «Сильная Россия». Стоит вспомнить и небезызвестную «семью» Гудковых.

В Совете Федерации Юрий Чаплин несколько лет подряд был представителем Астраханской области, а его сын в это время сидел в депутатском кресле в областной московской Думе.

Читайте так же:  Скоростной трамвай станет альтернативой метро в самаре

Даже руководитель думской фракции КПРФ Геннадий Зюганов выбил своему внуку Леониду кресло депутата в Московской городской думе. Своих родственных связей не смущаются и представители нижней палаты парламента Ваха Агаев и Бекхан Агаев, а также Джамаладин Гасанов и Магомедкади Гасанов.

Открытая семейственность во власти порождает, прежде всего, непрофессионализм руководства нашей страны. В кресла руководителей и депутатов попадают не профессионалы своего дела, а те, чьи влиятельные родственники помогли им с карьерой. Как следствие — это откровенная коррупция, которая ставит российскую экономику в мировой рейтинге всё ниже и ниже. Кроме того, избиратели, видя этот беспредел, копят злобу, которая впоследствии может стать социальными волнениями.

На сегодня в рейтинге самых худших экономик мира Россия занимает 10-е место, соседствуя со странами Латинской Америки и Южной Африки. Именно сегодня, в разгар кризиса, необходимо от этого избавляться. Об этом и говорил народный избранник из Пермского края Валерий Трапезников.

Клановость: польза и преодоление

Кто нами правит и как формируется современный российский правящий класс

Утверждение, что Россией правит более или менее широкий круг знакомых премьер-министра — «питерский клан», — стало уже общим местом. «РР» исследовал этот вопрос с точки зрения социальных сетей федеральных чиновников, и можно сказать, что распространенное мнение подтвердилось. Наша правящая элита тесно связана длительной историей личных отношений. Почему эта система сложилась и какая эволюция — или, может быть, революция — ей предстоит?

Виктор Дятликович, Филипп Чапковский,

Русский Репортер 7 сентября 2011, №35 (213)

В одном из интервью для книги «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», записанном в 2000 году, премьер сказал: «Есть еще такое понятие, как чувство локтя. Вот с Ивановым (Сергеем) такое чувство возникает. И с Николаем Патрушевым тоже, и с Димой Медведевым». Наше исследование показывает, что именно этим понятием, «чувством локтя», Владимир Путин руководствовался все последние 11 лет, формируя свою команду, а вместе с ней и российский правящий класс.

Традиционно бюрократия воспринимается как закрытая недоступная каста. Согласно опросам Левада-Центра этого года, 83% россиян считают, что элита печется только о своих интересах, не считаясь с нуждами людей. Мысль о том, что Россией правит замкнутая группа избранных с мигалками, в каком-то смысле довольно утешительна — ведь это означает, что с обычных граждан снимается ответственность за происходящее в стране. Выгодна идея элитарности и самим членам правящей группы — меньше вероятность того, что кто-то «снизу» будет покушаться на их полномочия.

В 2000 году в интервью «Комсомольской правде» Николай Патрушев, в то время глава ФСБ, поведал, что для него работники спецслужб — это современные дворяне. Тогда только самый ленивый политолог не прокомментировал это высказывание в том духе, что наследники КГБ хотят переродиться в новую аристократию. Но важное свойство аристократии как социальной группы — устойчивость: правила, по которым в нее попадают и по которым она воспроизводится, ясны как самим участникам, так и тем, кто остался вне ее. Устройство же современной российской элиты одновременно и проще, и запутанней. Чтобы понять его, стоит совершить экскурс в историю.

Убить Гарфилда

Летом 1881 года новоизбранный президент США Джеймс Гарфилд был убит Шарлем Гито, не вполне вменяемым адвокатом из Чикаго, участвовавшим незадолго до этого в избирательной кампании Гарфилда. Гито решился на убийство, будучи не в силах вынести, что после победы Гарфилда ему не досталось никакой должности в правительстве.

До этого убийства каждый новый президент сразу после победы на выборах начинал широкомасштабную раздачу правительственных постов всем, кому он был обязан своим успехом, — на американском политическом сленге это называется «дележ добычи» (spoils system). Шок от этого убийства привел к тому, что в 1883 году была проведена реформа административной службы, которая положила конец эпохе дележа добычи. Наем в ряды бюрократии стал происходить посредством строго формализованных процедур — через предъявление формальных требований и сдачу экзамена.

Конечно, сказать, что после этого политическая система США освободилась от клановости, значит погрешить против истины. Элита рекрутируется через несколько университетов и крупных корпораций. Пример многолетнего устойчивого клана продемонстрировали неоконы, давшие одного из самых неудачных в истории президентов — Джорджа Буша-младшего. Но все же у любого нового президента США потенциально есть достаточно широкий круг лиц, которым он может предложить посты в своей администрации.

Образно говоря, российский Гарфилд так никогда и не был убит — государственная система не получила достаточно сильного внешнего импульса, который бы мотивировал избавиться от системы распределения постов по принципу дележа добычи среди друзей победителя.

Видео (кликните для воспроизведения).

Советский патронаж

Замыкание в себе и кружке личных связей всегда было присуще советскому руководству. В недавно переведенной на русский язык книге о ранних советских элитах американский историк Джеральд Истер рассказывает, как основы будущего советского патронажа закладывались в начале 20-х — когда наиболее отличившиеся красные командиры получали в свое управление народные комиссариаты и раздавали должности членам своих «дружин».

С тоталитарной модернизацией вроде той, что пытался провести Сталин, такая система взаимозависимости элиты и верховного правителя не очень совместима. Сети личных связей, делая положение патрона незыблемым, одновременно связывают его в принятии существенных решений.

Большой террор 30-х годов отчасти был направлен на расчленение таких «групп поддержки», образовавшихся внутри партии и исполнительной власти. Главную роль в этом играли репрессивные органы — НКВД/КГБ. Это была такая «суверенная» оригинальная система сдержек и противовесов.

[1]

В итоге сталинская верхушка стала представлять собой тесно спаянную группировку, время от времени исторгавшую из себя тех или иных козлов отпущения. Однако эта группировка устоялась лишь после целого ряда крупных чисток.

В хрущевско-брежневские времена система сдержек и противовесов, основанная на репрессиях, перестала работать, и патронаж вернулся. Любители исторических параллелей легко могут узнать в нынешней практике найма своих друзей на руководящие посты давнюю традицию советского КГБ и КПСС: предпоследний глава КГБ СССР и гэкачепист Владимир Крючков познакомился с Юрием Андроповым в Венгрии, где работал третьим секретарем советского посольства во время восстания 1956 года. Спустя несколько лет Андропов пригласил его своим референтом в отдел ЦК КПСС по связям с компартиями. Проработав там восемь лет вместе, они ушли в КГБ — Андропов начальником, Крючков его помощником. Даже дачный кооператив «Озеро» имеет свой прототип, и опять в истории ГКЧП: основные участники путча (Бакланов, Болдин, Крючков) были соседями по дачам.

Читайте так же:  Выписка егрн через госуслуги – как заказать и получить

Российская клановость

Первые годы новейшей истории России породили совершенно иной тип формирования правящего класса. По сути, все правительства времен Ельцина были «сшиты» отраслевыми лоббистами. Именно они выбирали представителя своих интересов, который с большой долей вероятности и занимал пост в правительстве. Такими «представителями бизнеса» были Леонид Рейман, Владимир Потанин, Михаил Лесин. Пожалуй, последним членом правительства, попавшим в него по «квоте олигархов», был — в начале нулевых — Михаил Зурабов.

Именно поэтому в девяностые годы федеральной власти поневоле приходилось опираться на множество независимых центров силы — Кремль был слаб, злые языки говорили, что президент является лишь главой своей собственной администрации.

Осенью 2001 года в администрации президента можно было услышать, что наконец-то «мы почувствовали себя более или менее прочно». Это произошло после череды военных, законодательных и кадровых мер Путина, когда со стороны многим казалось, что так действуют люди, наделенные абсолютной властью. Но изнутри ситуация виделась совершенно иначе. Реально опасались, например, попыток диктата со стороны олигархов, предъявления ими прав на якобы своего президента, которого считали таковым с легкой руки Березовского, до сих пор пропагандирующего эту версию.

Американский социолог и историк Чарльз Тилли считает неизбежным шагом на пути к установлению в государстве демократии подавление центральным правительством независимых центров силы. Именно так он расценивал борьбу Путина с олигархами и независимостью губернаторов (региональные патронажно-клиентские сети являются классическими объектами подавления и разрушения при строительстве централизованного государства). Этим же посылом можно объяснить и изменения в правительстве. По сути, Путин уничтожал независимые от него центры власти. И когда встал вопрос, кем заменить изгнанных, выбор был сделан в пользу личного знакомства и личной преданности. Именно поэтому личная сеть Владимира Путина (включающая его друзей и знакомых на высших государственных постах) так выросла в 2011 году по сравнению с 2000-м).

При этом надо обратить внимание на один важный аспект. Считается, что, меняя властную элиту, Путин опирался на «корпорацию», а именно спецслужбы во главе с ФСБ, откуда и черпались новые кадры. Наше исследование опровергает это утверждение. Становится очевидным, что новый правящий класс подбирался, исходя из принципа личного доверия. То есть недостаточно было быть чекистом — нужно было быть чекистом, знакомым с Путиным. К тому же чекистом было быть не обязательно. Главным и единственным критерием попадания во власть тогда было доверие президента. Как-то на встрече с журналистами Путин и сам обмолвился, что доверять может лишь тем людям, кого знает лично.

Тогда, в начале нулевых, формирование нового правящего класса на основе личного доверия и личной преданности, судя по всему, было единственной возможностью удержать государственную власть в стране. То есть сегодняшней элите приходится решать задачи, которые ее «аналоги» решали обычно двести, а чаще триста — четыреста лет назад, но в сильно изменившейся обстановке. Между тем, несмотря на значительное развитие политической теории со времен Гоббса, Локка и Монтескье, принципы организации новых государств не претерпели кардинальных изменений. Новые государства не терпят во главе себя коалиций. Власть должна прежде всего тесно консолидироваться.

Но то, что хорошо для одного исторического этапа, может быть плохо для другого. Консолидация власти, продолжавшаяся все последние 11 лет, достигла предела и, судя по всему, начинает тормозить развитие страны. Средний возраст региональной российской элиты уже выше, чем был в 80-е в СССР, а степень обновляемости кадров — ниже. Болезнь российской бюрократии сегодня в той же степени запущенности.

Вторая опасность: схема, применяемая на высшем уровне власти, копируется в каждом регионе и даже районе. Там выстраиваются похожие структуры — с начальником в центре и его друзьями вокруг. Бывший заместитель прокурора Московской области Станислав Буянский в интервью «Коммерсанту» недавно объяснял, почему их прокуратуру — по сути, на манер бандитских банд — звали «щелковскими»: «Игнатенко (в то время прокурор Московской области. — «РР») — выходец из прокуратуры города Щелково. И многие городские и районные прокуроры, а также руководители ключевых управлений прокуратуры Подмосковья — тоже выходцы из Щелкова». Эту сеть разрушили следователи. Буянский теперь главный свидетель по «игорному делу», которое грозит тюремным сроком чуть ли не десятку подмосковных прокуроров.

Два пути

Вопрос в том, куда этой клановости эволюционировать? В 2003 году исследователи из Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон и Владимир Магун опросили полторы тысячи молодых чиновников с целью выяснить, как именно им достались их должности. 85% попали на госслужбу либо по личному знакомству, либо по рекомендации друзей или родственников тех, кто принимал их на работу. С тех пор ситуация если и изменилась, то, скорее всего, в сторону усиления принципа личных связей.

Клановая система у нас может либо продолжить укреплять свои позиции, либо эволюционирует в сторону веберовской рациональной бюрократии и коалиционной партийной политики. В первом случае финал печален. Шмуэль Айзенштадт, один из главных теоретиков патрон-клиентских отношений, утверждал, что развитие патронажа — болезнь, всегда сопровождающая империи перед их концом. В случае с СССР этот прогноз полностью оправдал себя. Джон Виллертон в своей вышедшей уже после распада Союза книге «Патронаж и политика в СССР» рассказывает, на какие основные кланы разбивалась советская элита: группы Брежнева, Андропова — Горбачева, Алиева и проч. В своих мемуарах первый секретарь Московского горкома Гришин рассказывает, как пришедший к власти Андропов планировал чистку предыдущего клана: «Надо что-то делать с кадровым засильем из Днепропетровска в Москве».

Таким образом, образовавшись как государство с большевистским кланом во главе и так и не преодолев до конца эту клановость, СССР оказался государством с недолгой историей. Это важный урок.

Нынешняя структура власти может успешно развиваться в одном из двух направлений. Первый вариант — путем кооптации в правительство максимально независимых и популярных политических фигур, сохраняющих — или готовых проявить — значительную долю лояльности к существующей элите. Пока таких фигур, сочетающих популярность с лояльностью, на политическом поле не видно. Дугой вариант — вовлечение во власть высокого класса профессионалов под те программы развития, которые уже во множестве декларированы, но слабо реализуются. Это должны быть действительно крупные фигуры уровня Королева, Келдыша или Завенягина — строителя Магнитки, будущего «Норникеля» и ядерного центра в Арзамасе-16 (сегодня Саров).

Читайте так же:  Как оформить онлайн полис осаго

При сохранении сплоченности правящего клана новые и уже независимые фигуры могут придать серьезный импульс развитию государства. До того как оно начнет разваливаться из-за неизбежных внутренних противоречий.

Клановость как модель политического развития России

Кланократия не только не мешает, но наоборот существенно способствует модернизации.

Президент США Джордж Буш недавно высказал пожелание, чтобы его брат Джэб стал, в будущем, президентом США. Что ж, в Америке кланово-династический принцип имеет сильные традиции (взять тот же клан Кеннеди). Вообще, буржуазный Запад в этом плане весьма силен. Настоящий капитализм всегда отличался четко выраженной династичностью — вспомним Ротшильдов, Дюпонов, Морганов, Рокфеллеров и прочие мировые династии «владельцев заводов, газет, пароходов». Здесь наследник не только получает денежку или устраивается на теплое местечко — он вынужден продолжать дело отца, за ним стоят и родовая традиция, и родовой опыт. В СССР же этого по понятным причинам не было, здесь наследовалось не дело, но одни только привилегии. Высокопоставленные родители не желали, чтобы дети занимали их места, которые хоть и давали выгоду, но и требовали большой ответственности. Вот «золотая молодежь» и шла в референты и доценты.

Отсутствие преемственности внутри элиты — одна из причин того, что советизм проиграл пресловутое «соревнование систем»

. Запад оказался гораздо гибче, он сумел взять на вооружение такой важнейший элемент традиционного общества, как наследование статуса. Другое дело, что сам этот элемент, попав в новую систему Модерна, существенно изменил свойства. Коммунисты сильно подкосили кланово-аристократический, династический принцип в России. Потом эту ситуацию пытались отчасти поправить: заговорили о «трудовых династиях». Сам Сталин пытался, через брак своей дочери с сыном Андрея Жданова — Юрием — создать нечто вроде новой правящей династии. Но толку особого не вышло. В результате, Василий Сталин, всеми позабытый, умер в Казани, а Светлана и вовсе оказалась в эмиграции.

В советский период, да и ныне, политические кланы основывались не на родовом, а на территориальном принципе

. То есть и кланами-то их называть не очень корректно (слово «клан» изначально имеет именно родовое значение, происходя от «колено» — «поколение»). Основными субъектами политической игры были «киевские», «днепропетровские», «свердловские» и т. д. Теперь вот вовсю говорят о «питерских». На этом фоне несколько выделяется пресловутая ельцинская «семья», но и здесь речь идет о пересечении родственных и неродственных связей. Данному российскому феномену можно найти историческое объяснение: у славян территориальная община доминировала над родовой (в отличие, от германцев, к которым относят и англосаксов). В результате родовая аристократия в России никогда не была столь сильна, как на Западе. С одной стороны это было хорошо, ибо сдерживало олигархические аппетиты аристократической верхушки. «Большие бояре» у нас не сгоняли крестьян с земли, как это делали английские лорды. Кроме того, некоторая слабость аристократии была на пользу усилению самодержавной власти, без чего в сложнейшей геополитической ситуации России было не выжить.

С другой стороны, из-за слабости российская элита сильно проигрывала по части культуры управления. В сущности одно компенсировало другое, существовало некоторое равновесие. Однако в 1917 году большевики это равновесие нарушили, абсолютизировав территориально-общинное начало. Середина 1920-х годов стала настоящим «золотым веком» советской бюрократии. Очень большую власть тогда впервые забрали региональные партийные лидеры, которые, собственно говоря, и выиграли в результате борьбы друг с другом старых большевиков — Троцкого, Зиновьева Каменева, Бухарина и др. В 1923-27 годах численный состав республиканских ЦК, обкомов, горкомов и райкомов увеличился в два раза. Причем, что характерно, на уровне рескомов и обкомов уровень обновления кадров не превышал 22%, тогда как в райкомах и горкомах за указанный период обновилось не менее 50%. Получается, что крупные региональные боссы сохраняли на своем уровне стабильность кадровой ситуации, а в низах проводили нечто вроде чистки, призванной подчинить их только своей воле.

Между тем, сегодня России пора бы подумать о том, как начать постепенно воссоздавать родовые политические кланы. Иначе мы всегда будем проигрывать аристократическому Западу, находясь, в лучшем случае, на положении его периферии. Кое-кто скажет, что клановость — это «пережиток». Кое-кто укажет на центрально-азиатские республики, в которых клановость является тормозом на пути развития. Но ведь есть Рашидовы и Кунаевы, а есть Буши и Неру-Ганди. В Индии, которая, кстати, тоже Азия, кланы очень даже неплохо вписываются в местную политическую систему. И ничего, страна довольно-таки успешно развивается, причем главный прорыв касается самой важной, для постиндустриального общества, сферы информационно-компьютерных технологий. Сегодня Индия становится лидером в области производства IT-услуг. Даже в США данная область выступает придатком более емких индустрий. Наиболее активно индийское правительство финансирует развитие телекоммуникационных инфраструктур. Число программистов в этой стране приближается к 10 миллионам.

Так что клановость клановости — рознь, а некоторые семьи и династии даже очень помогли модернизации своих стран. Впрочем, для того, чтобы в России можно было начинать говорить о каких либо реально возможных кланах, необходимо подождать хотя бы одно поколение в условиях относительной стабильности и социального мира.

В России началась борьба с клановостью во властных структурах

Кремль начал борьбу с клановостью во власти. Отныне детям высокопоставленных чиновников не удастся без проблем занять руководящие посты. При назначении человека на ответственный пост его родственные связи будут проверять «до седьмого колена». Контролировать назначения будут кадровые службы министерств и ведомств на федеральном и региональном уровнях.

Администрация президента решила бороться с семейственностью во власти. На такой шаг Кремль решился после того, как вице-премьером Мордовии стал сын бывшего главы республики Николая Маркушкина. Сейчас Маркушкин-старший возглавляет Самарскую область, а его 34-летний сын занимает пост в мордовском правительстве, хотя до этого не работал в структурах власти.

Назначения родственников чиновников на высокопоставленные посты решено взять под особый контроль, пишет газета «Известия» в номере от 20 марта. Источник издания в Кремле сообщил, что при назначениях будут проверены все родственные связи претендента на пост. Такая проверка затронет как назначения в регионах, так и в столице.

Дети и близкие родственники высокопоставленных чиновников могут занимать руководящие посты, отметил источник издания в администрации президента. Но всем госслужащим, которые назначают или лоббируют своего кандидата, придется доказать преимущества претендента перед другими. «Если назначение полезно для государства, то вопросов не будет», — сказал собеседник газеты.

Читайте так же:  До скольки лет официально платят алименты на ребенка в россии

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков считает, что клановость приводит к коррупции. Но, по его мнению, проблема семейственности не столь остра в России. Но не все представители власти придерживаются такого мнения. Так, депутат Госдумы от «Единой России» Руслан Гаттаров считает, что нет ничего страшного в том, что чиновник делает сына госслужащим. «Если высокопоставленный родитель решил сделать сына управленцем, значит, он имел на то основания», — сказал депутат

2 комментариев

Прочитав заголовок статьи, уж было подумалось, что и впрям за ум взялись. Ан нет! как было так и останется, только важности прибавиться, проверять аж до 7 колена.
Когда власти России были заинтерисованы, в процветании народа? Если сравнить как живет народ в той же Австрии с территории намного меньше чем в России, диву даешься. А если вспомнить мусульмане шикарно жили во времена Халифата, просто восторг! Ведь только законы Аллаха и полное их претворение выводит все человечество из тьмы к свету!!

Комментарий удален модератором.

Хорошо бы еще «родственников хороших знакомых» проверять «до седьмого колена»! Настоящие-то кланы — вот они где!

Но, вот, выкусите-ка! Когда это путлер «бросал своих», хе-хе, «социально близких».

Видео (кликните для воспроизведения).

Анатолий Сердюков — зять Виктора Зубкова, бывшего премьер-министра России, хорошего знакомого В.Путина и члена кооператива «Озеро» (Подробнее об этом кооперативе читайте в статье «15 лет самому мутному «Озеру» в мире!»)
http://pravdaoputine.ru/putin-family

Информация доступна только зарегистрированным пользователям.

Картина дня

Последние комментарии

Либеральный клан тормозит развитие России

Министр финансов Силуанов заявил, что у него нет 120 миллиардов рублей для финансирования антикризисного плана Правительства РФ. Сильно подозреваю, что это вызвано тем, что он понимает: это не план и это не антикризисный, это просто ерунда на постном масле, бессмысленный набор слов и действий, на которые стыдно выбрасывать деньги.

Разного рода клоунам, которые скачут и визжат, что этих денег не существует в природе, позволю себе привести официальные данные Министерства финансов РФ. В Резервном фонде находится эквивалент 3,7 триллионов рублей по состоянию на 1 февраля. Эти деньги вложены в ценные бумаги развитых стран: половина примерно в евро, половина в долларовые бумаги, кажется, 9% в фунты стерлингов и 1% в йены. Не потому что кто-то дурак, не потому что кто-то злонамеренный человек, а такова мотивация в целом либерального клана. Либеральный клан служит интересам глобального бизнеса, и для него недопустимо развитие России, потому что не дай бог возникнет какая-то конкуренция глобальному бизнесу. Поэтому так называемая «максима Дворковича», который однажды сказал, что Россия должна платить за финансовую стабильность США, это не оговорка, это выражение всей бюджетной политики правительства Медведева.

В так называемом Фонде национального благосостояния лежит 5,3 триллиона рублей, в эквиваленте, разумеется – 71 150 миллиардов долларов. Фонд национального благосостояния был создан в своё время для покрытия дефицита Пенсионного фонда, когда он возникнет. Но когда дефицит возник, то о целевом назначении этих денег успешно забыли и стали поддерживать ими Запад. Правда, не только Запад. Чуть меньше 6,3 миллиардов долларов и 195 миллиардов рублей этих денег находится на депозитах во Внешэкономбанке и так или иначе используются для поддержки не только Внешэкономбанка, но и экономики РФ в целом. Всего же из неиспользуемых остатков средств на счетах бюджета депозитов в банках лежит 450 миллиардов рублей. Это отчётность Министерства финансов. 195 из них – это деньги Фонда национального благосостояния, который лежит в ВЭБ; соответственно 185 миллиардов – это деньги, которые лежат где-то ещё; и чуть меньше 1 триллиона рублей просто валяется в федеральном бюджете, называется кассовый остаток.

В этой ситуации есть только один вопрос: какому государству или каким интересам за пределами России служит правительство Медведева? Я не являюсь сторонником Силуанова, но давайте будем реалистами – министр финансов выполняет указания своего руководителя, а это не только премьер Медведев, это ещё первый вице-премьер Шувалов и в определённых вопросах даже вице-премьер Дворкович. Но эти люди совершенно чётко служат не России. Они наносят России колоссальный ущерб, потому что блокируют развитие нашей страны.

Можно дискутировать – нужно ли направлять эти деньги на модернизацию инфраструктуры или на развитие производства марганцевой промышленности, или в оборонно-промышленный комплекс, или в фундаментальную науку, или в прикладную науку, или в образование, или на повышение зарплаты офицеров ФСБ. Но то, что деньги российских налогоплательщиков должны служить российским налогоплательщикам, а не налогоплательщикам Европы и США – это азбука. Тот, кто не понимают этого, могут сидеть в самых разных местах: от тюрьмы до помойки, только не в правительстве Федеральный бюджет захлёбывается от денег, а есть регионы, которые не знают, чем будут платить зарплату бюджетникам в сентябре; 10 триллионов рублей, которые валяются без движения в стране, где умирают дети с официальным диагнозом «нехватка бюджетного финансирования». Поэтому такую политику очень сложно квалифицировать как-то иначе, нежели как тяжкое уголовное преступление.

«Присоединение к ВТО — преступление, не имеющее оправдания». Экономист Михаил Делягин о том, почему наше правительство не хочет развтия России, чем вызваны социально-экономические проблемы в стране и что предлагает нам международное

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источники


  1. Еникеева За нас с вами и за черт с ними! / Еникеева, Диля. — М.: АСТ, 2005. — 349 c.

  2. Астахова, В. Г. Загадки ядовитых растений / В.Г. Астахова. — М.: Лесная промышленность, 2005. — 176 c.

  3. Кузнецова, М.А. Лекарственное растительное сырье / М.А. Кузнецова. — М.: Высшая школа, 1984. — 208 c.
  4. Махлаюк, В. П. Лекарственные растения в народной медицине / В.П. Махлаюк. — М.: Приволжское книжное издательство, 1992. — 544 c.
  5. Флоря, В. Лекарственные растения: моногр. / В. Флоря. — М.: Картя Молдовеняскэ, 1976. — 336 c.
Клановость во власти тормозит развитие государства
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here